№2 (20), 2005

№2 (20), 2005

Тема номера: «Приношение ученому монашеству»
Колонка редактора
Ученое монашество пришло на Русь с первыми христианскими миссионерами. Вначале епископы и священники, а затем и иноки русских монастырей стали для наших предков и пастырями, и просветителями. Перенесенная на рус скую почву византийская
монашеская традиция очень скоро принесла богатые плоды, став в пределах нашего Отечества оплотом миссионерства и духовного образования.
Безусловно, не все монахи Древней Руси были широко образованы, и русская ученость того времени не сопоставима с византийской, которую мы видим в лице святителя Фотия Константинопольского или преподобного Феодора Студита. Однако учительство, ставшее призванием для русского иночества, на века определило пути развития монашества в России.
В XVIII веке ученое монашество как явление подверглось жесткой регламентации. Церковные реформы Петра I не могли не коснуться интеллектуальной элиты православного клира. Император определил ученых иноков на государеву службу, и с тех пор вплоть до революции 1917 года ученое монашество стало исключительно кадровым институтом Церкви и государства. В бюрократических тисках лишь по-настоящему талантливые питомцы духовных школ сохраняли горение духа и любовь к просвещению. Такими были митрополит Платон (Левшин), святители Тихон Задонский, Филарет Московский, Феофан Затворник и многие другие. Сегодня именами этих ученых монахов мы называем целые эпохи в истории Русской Православной Церкви.
Возродившись вместе с духовными академиями в середине XX века, ученое иночество, преодолевая стереотипы синодального периода, открыло новую страницу собственной истории. Быть может, наш журнал станет одной из иллюстраций в летописи ученого монашества.
Главный редактор,
проректор Московской духовной академии
иеромонах Петр (Еремеев)

Скачать весь номер в формате PDF: