На что способна праведность фарисейская?

nt-166В современном русском языке слово «фарисей» стало нарицательным и ассоциируется с лицемером, ханжой или человеком с двойной моралью, именно такие толкования этого слова даются в словарях. Даже неверующие или невоцерковленные люди прекрасно поймут, о каких качествах мы говорим, употребляя это слово. Очевидно, что любое явление, действие, получившее определение «фарисейский», будет иметь негативный оттенок. Плоха ли добродетель? Вовсе нет. Но стоит ей стать фарисейской, как она тут же обесценивается. Этому же нас и учит Господь – «если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5:20).

Что же такое праведность спасительная и каковы ее плоды? Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к греческому тексту приведенного выше отрывка: «Λέγω γαρ ὑμι̃ν ὅτι ἐαν μη περισσεύση̨ ὑμω̃ν ἡ δικαιοσύνη πλει̃ον τω̃ν γραμματέων και Φαρισαίων οὐ μη εἰσέλθητε εἰς την βασιλείαν τω̃ν οὐρανω̃ν». Дословный перевод на русский этой цитаты звучит так: «Говорю ведь вам, что если не станет изобиловать ваша праведность более книжников и фарисеев, нет не войдете в Царство небес». Более близким к греческому представляется церковнославянский текст этого отрывка: «Глаголю бо вaм, яко аще не избудет прaвда вaша пaче книжник и фарисей, не внидете в Царствие Небеcное». Как мы видим, в оригинальном тексте слово «праведность» (ἡ δικαιοσύνη) грамматически не связано с определением «фарисейская», но лишь с местоимением «ваша» (ὑμω̃ν). Глагол же περισσεύω имеет значения: быть более многочисленным, превосходить числом, быть в избытке, преуспевать.

Итак, о «праведности фарисейской» в евангельском тексте не говорится прямо. Из контекста мы видим, что Господь говорит не просто о фарисеях и книжниках, а именно противопоставляет добродетель новую, возвещаемую народу в Нагорной проповеди, делам закона, надежду на которые возлагали иудеи.

Таким же образом рассуждает и святоотеческая мысль. Толкования на данный отрывок можно разделить на две группы: одни толкователи говорят о «фарисейской правде» как о положительном явлении, но несовершенном, в сравнении с добродетелями евангельскими; другие говорят о ней как о явлении сугубо отрицательном, о показном ее характере, связанном лишь с получением народного почитания и материальных благ.

К первой группе можно отнести святителя Иоанна Златоуста, указывающий в беседах на Евангелие от Матфея, что «Он не разумеет преступающих закон, но исполняющих его. Если бы это были люди, не исполняющие закона, то Он не сказал бы об их правде, и правду, которой нет, не стал бы сравнивать с правдою существующею… Итак, Христос не хулит древней правды, а хочет возвысить ее. В самом деле, если бы она была худа, то Он не стал бы требовать высшей, не стал бы усовершать ее, но просто отверг бы… Она не вводит [в Царствие] тех, которые живут после пришествия Христова, так как они, получивши большую силу, должны оказать и более подвигов». Такой же позиции придерживается преподобный Макарий Великий: «Со времени же Христова пришествия Бог требует иного плода и иной правды, чистоты сердца, благой совести, полезных речей, честных и добрых помышлений, и всего того, в чем преуспевают Святые». Близок к этому мнению и православный библеист А. П. Лопухин: «Ученики Христа должны превосходить книжников и фарисеев в исполнении закона. Если ученики не сделают этого, то не войдут в Царство Небесное. Таким образом, закон и его исполнение – это должно быть свойственно ученикам».

Приведем несколько примеров иного толкования. Святитель Хроматий Аквилейский выражается категорично: «Он осуждает праведность книжников и фарисеев, потому что они ищут не веры в божественное обетование, но людской похвалы и мирской славы». Преподобный Исидор Пелусиот, обращаясь к священнослужителям, толкует этот отрывок так же: «Сим боголепно выражает ту мысль, что, если вы, для служения Богу признающее достаточною одну наружность того, чем хвалитесь, не обратите в самое дело, то Царствие Божие не будет для вас открыто». Блаженный Иероним Стридонский пишет, что «Он укоряет фарисеев за то, что, презрев заповеди Божии, они установили свои собственные предания».

На первый взгляд, может показаться, что между этими двумя группами толкователей существует противоречие. Однако это не так. В первом случае был сделан акцент на преемственности Ветхого и Нового Заветов и безусловном преимуществе последнего. Если бы это было не так, Спаситель не пришел бы «исполнить закон и пророков» (Мф. 5:17), а апостол Павел вряд ли бы назвал себя фарисеем по учению (Флп. 3:5). Во втором случае акцент был поставлен на характере стяжания этой новой праведности, на конечной ее цели. К исполнению обоих этих критериев призывает Господь в Своей проповеди. Точно подмечает это Евфимий Зигабен: «Вы должны и учить, и исполнять, чтобы дела согласовывались со словами. Можешь понимать это и иначе. Они смотрят только на конец греха, а вы должны смотреть и на начало его. Книжников и фарисеев разумей здесь исполняющих, а не преступающих закон. Правдою назвал здесь всякую вообще добродетель. Смотри, как и в настоящих словах, и в выше высказанных Он не порицает Ветхого Завета, а скорее возвышает его».

Во Христе мы находим исполнение обеих сторон этой праведности. Он в точности исполнил все предписания закона Моисеева: обрезание (Лк. 2:21), соблюдение еврейских праздников (Лк. 2:41, Ин. 5:1, 7:2, 10:22), проповедь в синагоге (Мф. 13:54, Лк. 13:10) – но в то же время не приписывал Себе ничего, воздавая всю славу Отцу Своему Небесному (Мф. 16:17, 24:36). Достоинство закона Господь подтверждает в Своей проповеди народу в Иерусалиме перед Своими Крестными Страданиями: «Итак, все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают» (Мф. 23:3). Здесь снова подтверждается достоинство ветхозаветной праведности, а отнюдь не произносится похвала тем, кто этой праведности учит, хотя они и занимают высокое место «Моисеева седалища». Вот как пишет об этом святитель Иоанн Златоуст: «А что теперь говорит Спаситель, говорит для того, чтобы всячески показать Свое совершенное согласие с Отцом. Если бы Он был противен Отцу, то противное говорил бы и о законе… Итак, несмотря на развращение книжников, Спаситель так твердо ограждает права их власти, что и после столь сильного обличения сказал народу: «вся, елика аще рекут вам творити, творите», – потому что они предлагают не свои заповеди, но Божии, которые Бог открыл в законе чрез Моисея. И заметь, какое Он оказывает уважение к Моисею, снова доказывая согласие Своего учения с Ветхим Заветом, когда и самих книжников считает заслуживающими уважения из почтения к Моисею: «на Моисеове седалищи седоша», – говорит Он». Жизнь Христа, являясь для нас абсолютным ценностным ориентиром, разрешает все кажущиеся противоречия между законом и праведностью.

Однако в жизни тех, чьим именем была названа такая праведность ( τω̃ν Φαρισαίων ), невозможно усмотреть примера ее воплощения в жизнь. Около 22 раз в тексте Евангелия встречается такие обращения Спасителя, как «горе», «горе Вам» в значении упрека и призыва к исправлению своей жизни. Двенадцать из них Он использует по отношению к фарисеям. Та праведность и закон, которые они получили на горе Синайской, либо вовсе игнорировались, либо исполнялись с лицемерным оттенком, упомянутым ранее. Примеры их действий также можно условно разделить на две группы, как двояко понимали их праведность толкователи. К первой группе можно отнести следующие - «Он сказал им: вы выказываете себя праведниками пред людьми, но Бог знает сердца ваши, ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом» (Лк. 16:15), «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что вы – как гробы скрытые, над которыми люди ходят и не знают того» (Лк. 11:44); ко второй - «поедают домы вдов и лицемерно долго молятся; они примут тем большее осуждение» (Лк. 20:46), «все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих» (Мф. 23:5).

Не составит большого труда сравнить плоды этих двух правд. Одна из них – правда Божия, выраженная Христом в Крестных Страданиях и Светлом Воскресении. Другая же – правда фарисейская, которая, стараясь сохранить собственную жизнь, сперва убила воплощенную Божественную правду, а потом пыталась обмануть народ. Например, можно привести один часто ускользающий и кажущийся незначительным факт. После погребения Христа фарисеи собрались у Пилата, как это подчеркивает евангелист, на следующий день после пятницы, то есть в субботу, чтобы попросить стражу для охраны входа во Гроб (Мф. 27:62-64). Тем самым они не только нарушили заповедь о субботнем покое (в чем сами неоднократно упрекали Господа), но и осквернили день субботний тем, что пришли к язычнику. А днем ранее, на суде у Пилата, они отказались войти в преторию, чтобы не оскверниться (Ин. 18:28). Очевидно, что они хранили не заповедь Господню о покое в субботний день (Исх. 20:8), а боялись за свою репутацию. Истинные же последователи закона, жены мироносицы, пошли воздать должное умершему, как они думали, Христу лишь в первые часы после окончания субботнего покоя (Ин. 20:1).

munkacsy_-_christ_before_pilateИтак, плоды праведности фарисейской суть дом, построенный на песке (Мф. 7:26). Какие же плоды должна приносить настоящая, неподдельная праведность, у которой нет ни временных, ни пространственных границ? Хочется поделиться одним примером. В годы обучения в Казанской духовной семинарии у нас сложилось тесное сотрудничество с Российским исламским университетом (далее – РИУ). Проводились совместные спортивные соревнования, конференции, семинары. Темой одного из последних была «Современная молодежь и духовные ценности народов России». Со стороны семинарии было представлено несколько докладов, один из которых был посвящен ценностным ориентирам христианства, в том числе относительно использования материальных благ. Этим ориентирам следовал святой праведный Иоанн Кронштадтский, небесный покровитель семинарии. Была кратко представлена его пастырская и благотворительная деятельность, дома трудолюбия . Но акцент был сделан не на количественном результате его трудов, тем более, что масштабной благотворительностью сегодня мало кого можно удивить и часто ее используют для саморекламы – для этого достаточно и фарисейской праведности. На примере святого Иоанна было показано, что левая рука не должна знать, что делает правая (Мф. 6:3), что награды в этом мире нельзя искать (Мф. 6:2), что праведность не должна быть лицеприятна (Рим. 2:11). Все это реализовал пастырь кронштадтский в своей жизни. Его пример тронул сердца слушающих. После доклада вместо дискуссии и обсуждения учащиеся и преподаватели РИУ совершенно откровенно поблагодарили Бога за то, что Он посылает Своему народу таких людей, как Иоанн Кронштадтский.

Сегодня можно часто слышать о том, что наш церковный устав «неудобоносим», говорят: «составлен он был давно, время сейчас другое, люди другие, другие условия, требования». Да, время сейчас другое, но во все времена одно условие остается неизменным – Святое Евангелие. Апостол Павел не давал повода ищущим повода (2 Кор. 11:12). Конечно, сравнивать закон Моисеев и церковное право можно лишь с очень большой натяжкой. Но ведь сравнение напрашивается само собой. Праведность христианина должна не просто соответствовать закону, его духу (одновременно с отсутствием как такого упования на закон), но многократно превосходить его.

Преимущество евангельской праведности перед фарисейской качественное, а не количественное. Дела праведности фарисейской направлены на того, кто эти дела совершает, а не на окружающих. Пример тех, чье имя носит эта праведность, показывает, что это тупиковый путь. Евангельская же праведность основана на любви, существующей лишь там, где забыто собственное «я», пример которой нам дан Христом. Это и есть фундамент той праведности, которая не будет обличаться в своем лицемерии и называться «фарисейской».

Никита Кузнецов, студент II курса магистратуры

журнал "Втреча" № 37

 

Tags: ,

 

Share this Post